Новости города БезФормата.Ru
Сургут
Главные новости
 
RSS   О проекте   Задать вопрос

Андрей Анохин: «Город должен быть как можно более зеленым»

Андрей Анохин: «Город должен быть как можно более зеленым» - ИА СИА-Пресс
Фото: www.siapress.ru

Гостем онлайн-конференции siapress.ru стал начальник управления природопользования и экологии Сургута Андрей Анохин. Представляем вашему вниманию расшифровку этого разговора.

Дмитрий Щеглов: К нам поступило несколько десятков вопросов для вас на эту конференцию. Давайте начнем с самого известного и будоражащего общественность случая, который произошел в нашем городе, и на что мы и наши читатели обратили внимание: это вырубка леса на том месте, где расположен парк, где лес рубить нельзя, по-моему, в 40-м микрорайоне…

Андрей Анохин: В 41-м.

Д.Щ.: Да, в 41-м. Люди волнуются: кто дал разрешение, как это все получилось, как оно происходит, почему вообще подобное может происходить в нашем городе?

А.А.: Дмитрий, вот формулировка «подобное происходит в нашем городе»… Ну что значит «подобное»? Речь идет о плановой застройке микрорайона. Порядок застройки определяется следующим образом: определяется территория, согласовывается проектная документация, затем формируется земельный участок, который продается с торгов под комплексную застройку. Соответственно, в последующем определяется победитель торгов, утверждается проектная документация планировки микрорайона, и застройщик приступает к освоению микрорайона. Речь идет о 41-м микрорайоне, застройщик «Сибпромстрой». На сайте был задан вопрос: а сколько же гектаров данный застройщик вырубил? Порядка 30 гектаров. Разрешение выдано до 2010 года. По всем разрешениям застройщик внес плату за восстановительную стоимость в бюджет города, в денежном отражении.

Тарас Самборский: А сколько это?

А.А.: Порядка 20 миллионов. Цифру с точностью до копейки не озвучу.

Т.С.: То есть эти деньги внесены наличными в казну города?

А.А.: Перечисления… Да, эти деньги попали в казну города. Они в дальнейшем – к сожалению, эти деньги носят нецелевой характер, они являются иными, т.е. в категории «иные поступления в бюджет», затем они растворяются в общей массе поступлений. Затем уже дума принимает решение о том, в целом при рассмотрении бюджета, на что направить эти деньги, в том числе и эти деньги.

Т.С.: То есть на самом деле они на восстановление…

А.А.: Прямо на восстановление в том же объеме они не идут, к сожалению. На сегодняшний день система такая. Мы этот вопрос прорабатывали – можно ли их сделать целевыми, – но, к сожалению, существует ряд моментов юридического толка, которые не позволяют нам этого сделать.

Т.С.: На уровне общения с городской думой можно просто договориться о том, чтобы подобные деньги сразу же шли на экологические цели?

А.А.: Тарас Владимирович, вот смотрите, еще в продолжение темы: я анализировал объемы денег, которые выделяются на благоустройство и озеленение, с теми объемами денег, которые платят в виде восстановительной стоимости застройщики. Зачастую та сумма, которую нам выделяют депутаты, кратно выше, нежели те суммы, которые платят потенциальные застройщики. Поэтому привязываться именно к этим суммам, которые направили в бюджет за вырубку, и чтобы нам вернули в таком же объеме, не совсем правильно.

Вы же понимаете, что не каждый год продаются в большом объеме земельные участки. К примеру, если в 2009 году продали 35-й микрорайон, Турплаза 65 миллионов заплатили – не каждый же год такое бывает. Поэтому, на мой взгляд, не совсем корректно привязывать эту восстановительную стоимость, делать ее возвратной для направления на работы по благоустройству и озеленению. Потому что в целом на нужды комитета по экологии и природопользованию выделяется денег гораздо больше, чем поступает от застройщиков за вырубленные зеленые насаждения.

Д.Щ.: Ну, вероятно, это правильно все-таки.

А.А.: Безусловно.

Д.Щ.: Но тем не менее, возможно ли принятие политического решения? Есть, например какой-то участок леса. Застройщик приходит и говорит: я здесь хочу построить дом какой-нибудь большой. Можете ли вы как-то надавить, сделать такое административное решение, которое заблокирует вырубку всего леса, оставить часть, например, хотя бы, или вообще сохранить эту зеленую зону? Вообще возможно такое?

А.А.: Дмитрий, когда оформляется земельный участок, мы же с вами понимаем, что оформляется он под застройку и оставить весь лес на этом земельном участке… Потенциальный инвестор приобретает участок не под  строительство парка – естественно, под строительство жилья. Ну и, естественно, как любой бизнесмен он считает деньги, и как бы тривиально это не было сказано, чем он больше построит объектов на данном земельном участке, тем он больше получит прибыли. Естественно, мы со своей стороны делаем все возможное, чтобы при перспективной застройке микрорайона, при рассмотрении генплана  на других стадиях рассмотрения этого вопроса, мы закладываем по согласованию с департаментом земельных и имущественных отношений и по согласованию с департаментом архитектуры оставляем эти зеленые пятна под будущие скверы и парки. В качестве примера: у нас такие пятна оставлены в 31-м мкрн. – четыре гектара, в  31а – три гектара, в 32-м – шесть гектаров – я надеюсь, что в  этом году мы этот парк все-таки закончим, в 32-м микрорайоне. В 35-м – полтора гектара, 35а – десять гектаров, 37-й – 3,7, 38-й – 21 гектар, ну и так далее. То есть от полутора до 22 гектаров мы, как правило, в новых микрорайонах оставляем на парки и скверы.

Т.С.: Есть подсчеты, сколько процентов от городской территории у нас находится под парками, скверами и зелеными насаждениями, включая уличное озеленение?

А.А.: Такой подсчет есть. К сожалению, цифру сейчас не могу назвать. Я могу сказать абсолютные цифры: под парками и скверами у нас на сегодняшний день находится 160 гектаров, а зеленые насаждения, которые вдоль улиц и магистралей, – это 240 гектаров.

Т.С.: Сколько это от площади города?

А.А.: От площади города не могу сказать цифру.

Т.С.: Ну хорошо, это много, мало? Голые цифры ни о чем не говорят. По сравнению с другими городами?

А.А.: В целом, возвращаясь к одному из вопросов, который был задан на сайте: житель считает, что это мало, и при этом приводит ссылку на СНИП, в котором обеспеченность зелеными насаждениями на одного жителя должна быть шесть кв. метров, ну, можно снижать до трех. У нас в Сургуте 13 кв. метров на одного жителя, причем это обеспеченность зелеными насаждениями только общего пользования, сюда не входят зеленые насаждения, которые, к примеру, на территории учреждений здравоохранения,  образования, детских садиков и еще каких-то предприятий. Если их учесть, то, наверно, цифра была бы больше. К вопросу много или мало: этот вопрос риторический. Я считаю, что зелени в городе всегда должно быть больше, потому что зелень оказывает позитивное влияние и на формирование городской среды, и абсолютно позитивное влияние на психоэмоциональное состояние человека, потому что жизнь в большом городе, безусловно, это один большой сплошной стресс. Чем больше зелени, на мой взгляд, тем лучше.

Т.С.: У нас на сайте тоже был один из вопросов: а у вас есть личное представление, личный план действий по созданию парков в городе Сургуте? То есть вы себе как профессионал представляете, что нужно делать для того, чтобы о Сургуте говорили как о зеленом, благоустроенном городе?

А.А.: Лично мое представление есть, как бы я хотел это себе видеть, я его озвучу. Я вижу себе так: понятно, что у нас есть большие парки и скверы - Сайма, 32-й мкрн., Кедровый Лог…

Т.С.: Природные…

А.А.: Да, природные. Есть рукотворные парки, но…

Т.С.: Например?

А.А.: Сквер Геологов в 23-м мкрн., то есть придомой сквер, который, что называется, на пустом месте был построен. Где «Наджа», представляете себе? Внутри.

Т.С.: С трудом. Я помню,  что там же, возле Дома пионеров, тоже был рукотворный парк, посаженный старожилами города.

А.А.: Это другой, это сквер Геологов.

Т.С.: … часть которого ушла, к сожалению, точно так же под застройку коттеджами. То есть собственно рукотворных парков-то у нас не много.

А.А.: Не много, но есть. Стратегическая задача в области озеленения, на мой взгляд, состоит в следующем: необходимо создать систему парков и скверов таким образом, чтобы не только эти большие парки, в том числе которые достались нам от природы, которые мы сохранили, удалось сохранить при застройке, но и на придомовых территориях, допустим, на группу домов – один-два или несколько – создать пусть небольшие парки и скверы, которые позволили бы практически каждому жителю в условиях пешеходной доступности (не у всех же есть машина или возможность дойти пешком до Кедрового Лога, чтобы погулять, или на Сайму, если кто-то живет в НГДУ)… Вот когда будет на группу домов пусть небольшой парк или сквер, где могут просто дети погулять под присмотром родителей – в этом я вижу свою стратегическую задачу. При реализации этой цели есть достаточно много подводных камней и проблем. Одна из проблем – с межеванием территории. Не секрет, что на сегодняшний день в соответствии с положениями Жилищного кодекса идет формирование земельных участков под многоквартирными жилыми домами, и зачастую придется столкнуться с проблемой – либо перемежевывать земельные участки, либо каким-то образом решать эту проблему. Потому что для того чтобы создать полноценный парк или сквер на придомовой территории, необходимо будет сформировать отдельный земельный участок, потому что не имеем мы права направлять денежные средства, например…

Т.С.: Ну а у городской власти есть желание этим заниматься и ресурс?

А.А.: Безусловно.

Т.С.: А эта ваша позиция разделяется руководством города?

А.А.: Разделяется. Более того, данная позиция разделяется депутатами. На одном из заседаний комитета по городскому хозяйству, чтобы не соврать, по-моему, Сергей Викторович Рябов озвучил вот эту идею. Или Александр Иванович Булих. В общем, кто-то из депутатов озвучил именно в таком формате, что давайте подберем те территории внутридомовые, внутриквартальные, из которых мы можем сделать зеленые островки. И мы сейчас над этим работаем.

Т.С.: А так если такой консенсус существует, возвращаясь к тому, с чего мы начали наш разговор: не проще ли уже сейчас принять некий городской регламент, который бы при выделении новых земельных участков, таких вот озелененных, о которых мы говорим, застройщик был бы обязан сохранять 10, 20, 30 – какой-то процент деревьев, – и это бы избавило власть от последующих действий по озеленению данных территорий?

А.А.: Я понял вопрос. Вопрос, к сожалению, не столько ко мне, сколько в компетенции коллег из департамента архитектуры, это вопрос из сферы проектов планировки микрорайонов. Я не хотел бы вторгаться в их поле. Но, безусловно, чем сначала вырубать все под корень и застраивать, а потом за бюджетные деньги строить парки и скверы на внутриквартальных территориях, безусловно, лучше при планировке микрорайонов оставить эти островки. Мы оставляем, скажем так, более значительные массивы именно под большие парки и скверы.

Т.С.: А сколько стоит заплатить застройщику за срубленное дерево? 40 тысяч рублей, по-моему.

А.А.: В зависимости от породного состава, от диаметра. Есть специальные…

Т.С.: Ну, порядок то есть. Я сейчас посчитал, получается, что Сибпромстрой на 10 гектарах спилил всего 500 взрослых деревьев. Мне кажется, это маловато для 10 гектаров . Мне кажется, там значительно больше. То есть если эти 20 миллионов рублей поделить на стоимость…

А.А.: К сожалению, не смогу прокомментировать ваше замечание, поскольку разрешение на вырубку выдавались не в мою бытность председателем комитета.

Т.С.: А может быть, что при таких вот процедурах происходит какая-то манипуляция, чей-то «недогляд», и на самом деле застройщик должен был заплатить гораздо больше в городскую казну?

А.А.: Тарас Владимирович, о манипуляции, если есть такая информация, нужно отправлять в органы.

Т.С.: Ну я посчитал, просто я знаю, на нашем участке, где здание стоит, 100 взрослых деревьев. Площадь участка – 2000 кв. метров . А там десять гектаров, а всего в пять раз больше хвойных, которые растут чаще, чем березы, искусственно посаженные. Вот такие вот житейские наблюдения.

А.А.: Да, житейские наблюдения приводят к определенным выводам.  Безусловно, такие же житейские наблюдения есть и у меня, и поэтому, придя на должность председателя комитета, я принял для себя решение. Во-первых, мы, несмотря на то, что это разрешено действующим решением думы, то есть возможна восстановительная стоимость, а возможно направление денег только в местный бюджет: только в натуральной форме, вернее, только в денежном выражении и только в местный бюджет, чтобы исключить некий, знаете, двойственный подход. Это первое. Второе: на сегодняшний день мы в соответствии с Лесным кодексом ведем четко подеревную съемку, как это предполагает Лесной кодекс, потому что городские леса относятся к категории особо защищаемых, то есть это аналог лесов первой категории. И при отводе, скажем так, участка, занятого городскими лесами, должна производиться подеревная съемка. Как раньше производилась – к сожалению, не могу прокомментировать. И поэтому на сегодняшний день, на мой взгляд, схема достаточно прозрачна, любой может прийти посмотреть и перечетную ведомость, и породный состав, и количество, и диаметр деревьев – убедиться в том, что расчеты произведены достаточно прозрачно.

Д.Щ.: Наши читатели неоднократно отмечали в своих вопросах, что озеленение у нас в городе фактически происходит в виде высадки цветов, газонов и вряд ли больше… Ни деревья, ни кустарники.

Т.С.: То есть ограничивается сезонными работами.

Д.Щ.: Читатели спрашивают, действительно ли это так и возможно ли, чтобы в городе был больший акцент на высадку деревьев, которые в будущем будут задавать зеленый фон в городе?

Т.С.: И кустарников.

А.А.: Согласен,  отчасти претензии жителей правильные, хотя, на мой взгляд, цветочное оформление города является одной из важнейших составляющих благоустройства и озеленения. Безусловно, в последнее время деревьев мы практически не садим. Мы их садим только в рамках своей производственной деятельности.

Т.С.: Почему?

А.А.: Во-первых, мы как-то сосредоточились на строительстве парков и скверов. Во-вторых, цветочное оформление. В-третьих, подобрать зачастую территорию, которая не занята сетями коммуникаций, вы же понимаете, вдоль дорого, как правило, прокладываются…

Т.С.: Вот об этом читатели и говорят: кустарник-то на время ремонта можно куда-то пересадить, а потом вернуть на место.

А.А.: Отвечу на ваш вопрос. Не далее как в 2011 году мы предлагали вынести на думу вопрос о замене трубчатных ограждений – это не те секции более-менее симпатичные, а обычная труба МКТ, которые на ряде улиц достались нам в наследство с прошлых времен.

Т.С.: От нефтяников.

А.А.: О замене данных ограждений на двухрядную кустарниковую изгородь. Мы рассчитали программу  мероприятий до 2014 года, планировали заменить на протяженности девять с половиной километров и высадить на этом же протяжении улицах двухрядную кустарниковую изгородь. К сожалению, депутаты не посчитали целесообразным тратить на это деньги, и вопрос был закрыт.

Т.С.: А сколько надо было для этого денег?

А.А.: В общем на 12-й, 13-й, 14-й год – 24 миллиона.

Т.С.: То есть как раз то, что нам отдал Сибпромстрой за спиленные кедры.

А.А.: Ну, практически да. Причем мы предполагали, что мы будем действовать следующим образом: мы сначала высаживаем эту двухрядную изгородь, а потом на протяжении нескольких лет, после того как она приживется, мы производим демонтаж этого трубчатого ограждения. Мне казалось, логика в этом определенная есть.

Т.С.: Тем более речь идет о совершенно небольших планируемых деньгах.

А.А.: Да речь шла о 24 миллионах, которые мы распланировали на 4 года.

Т.С.: Пять миллионов в год.

А.А.: Да, по пять, по шесть миллионов в год.

Т.С.: Жаль.

А.А.: К этому можно по-разному относиться, но приоритеты использования бюджетных средств определяют у нас депутаты, поэтому какое решение было принято, в рамках отведенных средств и работаем.

Д.Щ.: То есть пока можно не ожидать, что у нас будет массовая высадка деревьев в городе?

А.А.: Ну, почему. Мы попробуем на следующий год выйти с таким же предложением. Возможно, мы не были достаточно убедительны и не привели какие-то аргументы. Масса фактов влияет. Возможно, депутаты изменят свой взгляд и мнение на эту проблему.

Т.С.: Хотелось бы на самом деле, идея нормальная.

А.А.: Идея, безусловно, хорошая.

Д.Щ.: В личном разговоре один сургутский предприниматель сказал: почему бы не сделать что-то вроде акции в городе, чтобы власть сказала: вот на этих участках мы хотим посадить деревья, и чтобы люди, те, кто могут, - предприниматель или просто человек, у которого есть возможность и несколько тысяч рублей (я не знаю, сколько стоит саженец), - просто вышли и на этих участках садили деревья. Что-то подобное выполнимо, по вашему?

А.А.: В единый день посадки – всех просим участвовать.

Т.С.: Я разовью этот вопрос. Я видел в Лейпциге аллею, которая засажена разными людьми, и все-таки уже взрослые достаточно деревья. Под каждым деревом вкопана табличка железная красивая с именем того, кто посадил. Таким образом люди, в общем-то, себя увековечили. Конечно, власть сыграла на их амбициях. Но это такое тщеславие, здоровое. И родилась совершенно красивая аллея, за ней, конечно, город ухаживает, но на пустом месте, без единого рубля инвестиций, город получил красивое место. Может быть, пойти по этому пути?

А.А.: Тарас, ключевое слово – без единого рубля инвестиций. У нас, к сожалению, когда (не могу говорить обо всех, кто обращается) в большинстве случаев хотят увековечить в виде аллеи, это превращается сразу в акцию по оказанию гуманитарной помощи: предоставьте саженцы, лопаты, торф, перчатки, а мы создадим аллею. А потом мы придем на эту аллею и увидим, так как она посажена непрофессионалами, отпад до 70 процентов, жители, естественно, будут говорить: а че это понасадили тут у вас, что все засохло.

Т.С.: Но по одному дереву в неделю можно проконтролировать, как сажают. Сегодня посадил Владимир Леонидович  Богданов, вот табличка с его именем, а вы стоите рядом и даете какие-то профессиональные указания или рекомендации. Завтра – Юрий Иванович Важенин, послезавтра – вы сами что-то посадили. То есть мы же не говорим о посадке тысяч каких-то там деревьев и кустов, то есть нет бы создать какую-то аллею, аллею славы.

А.А.: …выдающихся людей нашего города, просто желающих.

Т.С.: Да, просто желающих, конечно. А может быть, власть желает их пригласить, каким-то образом спровоцировать их интерес к этому делу, почему бы нет. А может быть, те люди, которые попадают у нас на доску почета, хотели бы в знак того, что они там висели полгода, посадить какой-то саженец, и вот эта память остается практически на века. Если подойти к этому делу чуть более креативно…

А.А.: а не зашоренно…

Т.С.: …да, не ограничиваться тем, что вот лопаты, саженцы надо привозить, землю удобрения, а они посадят неправильно и все это засохнет. Организовать таким образом, чтобы был результат на самом деле. Почему бы нет. Это же действительно интересно.

А.А.: Согласен, мы над этой идеей подумаем. Возможно, как раз удобный повод – 2013 год объявлен президентом России годом охраны окружающей среды, – может быть, послужит началом для реализации такого замечательного начинания.

Т.С.: Здорово.

А.А.: Давайте, может быть, вместе, вы со своей стороны осветите эту идею.

Т.С.: А как космонавты: приземлились – посадили дерево. Главное создать на каком-то этапе чисто организационные возможности, чтобы человек действительно не думал, где он возьмет этот саженец. Ваш комитет, собственно, для этого, наверно, существует…

А.А.: Согласен. Принимается.

Т.С.: …чтобы человек, захотевший сделать добро, имел возможность это сделать.

Д.Щ.: Читатель Вадим задавал много профессиональных вопросов, например, по программе «Охрана природы и рациональное использование природных ресурсов города Сургута на 2006-2010 гг.», и там он говорит, что ожидаемые результаты реализации программы – это снижение определенно уровня загрязнения и так далее. Он спрашивает, программа завершилась? Каковы итоги? Все ли получилось.

А.А.: Вот смотрите: вопрос очень объемный и масштабный. Решение о том, признают ли программу выполненной или невыполненной, достигнуты ли цели в ходе реализации, принимает в принципе дума. По данной программе принято решение, что она выполнена, отчет об исполнении данной программы был размещен в интернете. Посмотрим, если на сайте комитета природопользования такой информации нет, то в ближайшее время мы его выложим. Потому что программа – достаточно объемный документ. Там, кроме того показателей по снижению загрязнения воздуха, о чем пишет Вадим,  есть еще ряд мероприятий, в том числе и капитальное строительство, и строительство парков и скверов, и берегоукрепление, поэтому говорить сейчас в прямом эфире  - это достаточно большой и объемный документ, в том числе и отчет объемный.

Д.Щ.: То есть вы просто напишите в случае чего в комментариях ссылку.

А.А.: Конечно, либо ссылку, где опубликован отчет, либо подробно распишем о его программе.

Т.С.: А вообще Сургут с точки зрения норм вот этих всех, которые в атмосфере, в критическом состоянии?

А.А.: Я бы не сказал, что Сургут в критическом состоянии.

Т.С.: Ясно. Но из вашего ответа понятно, что он и не в идеальном состоянии.

А.А.: Идеальное состояние – это надо жить где-то в лесу, и то за счет трансграничного переноса воздушных масс, даже если вы живете где-то в лесу, в глуши, в экологически чистой зоне, вдруг на вас какой-то кислотный дождь, который за две тысячи километров принесло. Для города, я бы сказал, Сургут в менее критическом состоянии.

Т.С.: В сравнении с Москвой, Екатеринбургом, Тюменью как у нас?

А.А.: Мы в выигрышной ситуации.

Т.С.: То есть у нас лучше?

А.А.: Да, у нас лучше. Опять же, плохо, хорошо – смотря, с чем сравнивать. Был в свое время такой город Карабаш, может, помните?  Был реклама: самый грязный город на планете – город Карабаш Челябинской области, по версии всемирной организации здравоохранения или фонда по защите окружающей среды. Вот я был в этом городе.

Т.С.: Прямо чувствуется?

А.А.: Вы понимаете, когда подъезжаете, город маленький, просто  гористая местность в Уральских горах, все лысое, оранжевого цвета, трубы, из которых дым всех цветов радуги. Вот это впечатляет. Лунный пейзаж – ничего не растет.

Т.С.: А правда, что выбросы сургутских электростанций оказывают определенное вредное воздействие на людей? И если брать розу ветров, которая дует, к счастью, в основном не на город, а в другую сторону, все населенные пункты, которые под этим дымом находятся, показывают повышенную статистику по онкологии, по каким-то другим заболеваниям?

А.А.: Чтобы делать такие выводы, надо оперировать данными. Вот у меня таких данных нет, что именно выбросы сургутских ГРЭС. Неоднократно депутаты задавали нам эти вопросы, когда принималось решение о том, оставить нашу лабораторию или закрыть, по контролю качества атмосферного воздуха. Тут надо понимать следующее: все объекты РФ в соответствии с законодательством делятся на два вида подведомственных по части экологического контроля: это подведомственно федеральному экологическому контролю и субъектовому. Объекты типа ГРЭС продведомственны федеральному экологическому контролю, мы туда зайти не можем, потому что мало того, что это не наш уровень, кроме того, из полномочий органов местного самоуправления муниципальный экологический контроль, как вы знаете, благополучно исключен. Поэтому у нас и полномочий таких нет. Поэтому для того, чтобы говорить о том, какие выбросы, в каком объеме и насколько могут представлять опасность для жителей нашего города, у меня нет оснований. Но я понимаю, что все ГРЭСы работают на сжигании природного газа, и как мы с вами знаем из органической химии, при сжигании, например, метана, образуются вода и углекислый газ. Возможно, образуются еще какие-то вредные примеси в результате  «недожига» или еще чего-то. На мой взгляд, природный газ является одним из самых чистых видов топлива из известных, если не брать водород или еще что-то.

Т.С.: А вот это вот предприятие муниципальное по замерам атмосферы, оно закрыто?

А.А.: Оно закрыто в соответствии с решением думы. Это лаборатория по контролю качества атмосферного воздуха, она прекратила свое существование.

Т.С.: А сколько она стоило в год?

А.А.: 9 миллионов 700 тысяч.

Т.С.: Прекрасно. А почему его закрыли? Какая аргументация?

А.А.: Аргументация была следующего толка, что это не соответствует предметам ведения органов местного самоуправления. Что это не наша компетенция. Хотя вопрос достаточно спорный и дискуссионный, но тем не менее было принято депутатами такое решение.

Т.С.: То есть депутаты интересуются, что выбрасывает НРЭС в атмосферу у вас и тут же закрывает лабораторию по замерам всех этих атмосферных показателей?

А.А.: Да. Вот в такой «ломке» событий мы живем и работаем. Более того – пока лаборатория работала, к вопросу в ГРЭСе вернемся, обратились жители, по-моему, поселка Кедровый, им показалось (ситуация была накручена), что ГРЭС производит вредные выбросы. У нас есть, точнее, была передвижная лаборатория на базе специализированного автомобиля, мы выехали, в присутствии депутата, по-моему, Пахотина, сделали замеры, отбор проб атмосферного воздуха. Вы не поверите: в поселке Кедровом воздух оказался чище, нежели в центре города, хотя стоит труба рядом. Понятно, что у трубы высота большая, есть рассеивание, поэтому под самой этой трубой воздух достаточно чистый. Транспорта  достаточно мало, леса, поэтому качество воздуха оказалось кратно выше.

Т.С.: Кругом леса. Значит, там еще не начали строить многоэтажные дома.

Д.Щ.: Многие читатели задаю частные вопросы. Я их тоже задам. Они касаются того, почему не озеленен тот или иной участок города. Например на ул. Ленина, там, где у нас магазин «Премьер», «Центральная аптека», где много людей ходят, там нет совершенно никакого озеленения. Читатели спрашиваю, почему? Возможно ли в принципе сейчас производить рекультивацию некоторых участков города, чтобы там вместо асфальта и стоянок появились хотя бы клумбы?

А.А.: Вообще, возможно все что угодно сделать. Все зависит от цены вопроса, что называется. Если речь идет о той стороне, где Агентство воздушных сообщений и «Премьер», так там все в асфальте. Посмотрим, подумаем.

Т.С.: А мне вообще кажется, что там совершена градостроительная ошибка: вместо того, чтобы разрешать увеличивать все эти магазины, надо было наоборот делать бульвар, вскрывать по центру асфальт, делать нормальное четырехрядное движение слева и справа, по центру – бульвар с тротуаром. И мы сейчас имели нормальную улицу Ленина. Поскольку магазины увеличены, даже не знаю, какое место можно под это выделить. То есть улица Ленина, наверно, в этой части потеряна как место для зеленых насаждений.

А.А.: Как место для зеленых насаждений, наверно, да. Скорее всего, потеряно, если говорить о деревьях или кустарниках. Со своей стороны посмотрим, насколько нам позволят финансы и ресурсы. Возможно, приобретем какие-то переносные, демонтируемые вазоны, которые как-то оживят ситуацию, потому что согласны с вами – пейзаж довольно унылый.

Д.Щ.: А вообще вы находитесь в прямом контакте с той же архитектурой, когда принимаются какие-то решения. То есть с вами советуются по поводу участков, которые планируются, – какие там нужны насаждения, сколько их должно быть и так далее?

А.А.: Именно в таком формате – сколько насаждения и каких – обсуждений нет. Мы участвуем в согласовании проектов планировки. Но надо понимать, что существуют абсолютно законные методы обойти тот же утвержденный проект планировки. Несмотря на то, что проект планировки утвержден в определенном формате, застройщик потом, выкупив участок и являясь его законным правообладателем, может, в общем-то, отойти от проекта планировки.

Т.С.: Не может быть. Законно?

А.А.: Я думаю, что да. Опять же это сфера коллег из архитектуры.

Т.С.: Ну в этом случае должны вступать какие-то те же законные контрмеры, вплоть до изъятия участка. Во всяком случае, западная практика очень жесткая в этом вопросе. То есть даже на своей частной собственности нельзя выкопать дерево без разрешения властей. Это просто невозможно. А наше законодательство, в том числе экологическое, очень похоже на евросоюзовские нормы. 

Д.Щ.: Когда будет озеленен участок вдоль проспекта Пролетарского, от улицы Университетской до улицы 30 лет Победы? Летом это очень активная пешеходная зона.

А.А.: Я не могу прямо сегодня здесь, на камеру, сказать, что это будет завтра или осенью этого года. Мы возьмем себе этот вопрос, что называется, на карандаш, посмотрим при имеющихся возможностях. Пожелания какой-то части жителей услышали.

Д.Щ.:  Почему не расширяется видовой состав кустарников, не садят, например, сирень, акацию, шиповник, иргу?

А.А.: Согласен. Абсолютно правильный вопрос. Видовой состав не расширяется, к сожалению, в связи с тем, что нет у нас питомника. Вернее, он есть, но, скажем так, в плачевном состоянии. В этом году мы приняли решения развивать его в дальнейшем. Я думаю, в течение несколько лет мы его восстановим – есть у нас и специалисты, и желание. Я попросил специалистов накидать определенный план на среднесрочную перспективу. В общем-то, отрадно отметить, что есть люди, которые понимают, что надо делать пошагово, чтобы реанимировать этот муниципальный питомник. Я думаю, что мы со следующего года, вернее, с этого года в рамках экономии средств, оставшихся после размещения муниципального заказа, что-то отправим на модернизацию этого питомника. И через несколько лет у нас будет собственная база,  которая позволит нам расширить видовой состав используемых в озеленении растений.

Т.С.: А возить сейчас из Тюмени можно?

А.А.: Возим. Из Тобольска, Тюмени, в том числе сирень. Не только мы возим, но и предприниматели оказывают посильную помощь в озеленении города. Хотелось бы, пользуясь эфиром, высказать большое спасибо руководителю фирмы «Пять звезд», Зиновьевой Ольге Ивановне, которая привезла саженцы сирени венгерской из тобольского питомника, и мы их посадили на территории дома-музея Фармана Салманова. Пока не рискуем садить на открытых территориях такие достаточно высокодекоративные растения как сирень. К сожалению, проявления вандализма не всегда придают оптимизма. Пока на закрытых охраняемых территориях.

Т.С.: А вот черемуха – это ведь дерево чисто сургутское, весь старый Сургут был в черемухе. Это огромное дерево, растет быстро, дает цвет, благоухает, дает плоды – польза со всех стороны. Почему бы не восстановить черемуху как массовое сургутское дерево при озеленении?

А.А.: Тарас Владимирович, читаете мысли. Планируем в этом году. Посмотрим с коллегами, где есть участки, где произрастает черемуха, поэкспериментируем в парке «За Саймой». Для того чтобы разнообразить кедровый состав, попробуем посадить черемуху. Я думаю, что место как раз подходящее, потому что черемуха любит избыточное увлажнение. Думаю, будет очень уместно и красиво.

Т.С.: Вот, кстати, про черемуху: ведь ее можно посадить у нас на центральной площади. Там ведь тоже вопрос, связанный с фонтаном, два в одном: зачем из фонтана сделали клумбу? И центральная площадь, с вашей точки зрения, должна быть площадью, которая в деревьях и зелени, или все-таки она должна быть какая-то такая открытая территория с газоном и цветочками и не больше?

А.А.: Понимаете, сколько людей, столько и мнений. Лично моя точка зрения – в деревьях. Я не архитектор, не специалист в области планирования, как правильно это должно выглядеть. Я считаю, что внешне должно быть больше зеленых насаждений.

Т.С.: В Тюмени такую же площадь засадили елями – сизыми или голубыми, не знаю. Они выросли, и каждый год власти, опять-таки возвращаясь к теме игры на амбициях наших граждан, устраивают конкурс по украшению этих деревьев. Вот Дима там часто бывает, знает. На эти елки смотреть одно загляденье. Это не убожество сургутское – три елки стоят, кое-как украшенные, искусственные. Может тоже перенять этот совершенно очевидный опыт, не очень дорогой.

А.А.: Безусловно, мы стараемся. То есть мы не считаем, что мы самые умные и самые продвинутые в области благоустройства и озеленения. Где-то что-то новое как только увидим, мы готовы впитывать любой позитивный опыт и открыты для новаций каких-то, тем более, как вы правильно заметили,  не столь это затратно. Необходимо только решить ряд организационных вопросов, и все это может быть реализовано.

Т.С.: А с фонтанчиком все-таки что произошло?

А.А.: Вопрос про фонтан – часто задаваемый.

Т.С.: Это ваша компетенция?

А.А.: Моя. Вот именно по этому фонтану, по площади  по другим расскажу фонтанам. Площадь Советов, наша многострадальная площадь Советов. В 2008 году, если мне не изменяет память, были выполнены работы по реконструкции площади Советов. Заказчиком выступало муниципальное учреждение «Управление комплексной застройки города». В составе работ по реконструкции площади Советов были выполнены работы по ремонту фонтана. В дальнейшем эта площадь была передана на содержание…

Т.С.: Так его уже ремонтировали тогда?

А.А.: Да, его уже ремонтировали.

Т.С.: Если ремонтировали, так он уже должен был быть. Ясно. Простите. Продолжайте.

А.А.: Значит, объект был передан на содержание комитету по природопользованию и экологии. Учитывая что, что к работе фонтана имелись обоснованные претензии (я не буду углубляться вглубь процесса, там двигатели грелись, это чисто технические моменты никому не интересны), был сам факт, что фонтан работал и был построен не в соответствии с проектно-сметной документацией. Мы его с коллегами из архитектуры и управления комплексной застройки города, что называет, вели такую работу, целью которой было все-таки привести фонтан в надлежащее состояние.

Т.С.: А сколько он стоил, этот фонтан, бюджету?

А.А.: По суммам не могу сказать, сколько он стоил. Это вопрос больше к департаменту архитектуры. И на сегодняшний день состояние таково: он достался нам в наследство в таком виде, потому что уже поменялись и руководители управления комплексной застройки города, и в комитете поменялись руководители, и мы стали перед дилеммой: что же делать – или продолжать дальше обмениваться письмами, объясняя кому куда и идти и что делать, или попытаться решить проблему радикально. На сегодняшний день мы пришли к следующему: в мае мы делаем обследование с участием специалистов в части эксплуатации фонтанного оборудования, которые  могут поставить жирную точку в этом вопросе: а) либо можно реанимировать этот фонтан в том виде, в котором он есть, чтобы он работал нормально, и сколько это будет стоить; б) в том виде, в котором он есть его реанимировать невозможно, и необходимо все делать в соответствии с ранее предусмотренной проектной документацией, и сколько это будет стоить; в) если будут затраты и мы посчитаем, что они велики и нецелесообразно их направлять на то, чтобы реанимировать, то будем пока в виде клумбы оставлять. К вопросу о клумбе: неоднократно и депутаты задавали вопрос и ставили в вину, что направлены достаточно значительные бюджетные средства, а мы загубили фонтан. Объясняю: фонтан мы не загубили. Мы сварили каркас, на него установили поддоны, заизолировали специальным материалом, влаговпитывающим, насыпали в поддон землю, высадили однолетние растения. Почему мы так поступили? Можно было бы оставить фонтан без воды, и тогда в течение летнего периода это была бы большая урна в центре города, которая бы заполнялась пачками сигарет, бычками, бутылками и так далее.

Т.С.: И даже людьми.

А.А.: И даже людьми, скажем так, не очень трезвыми. И другой вариант, когда в течение года была достаточно красивая цветочная клумба. Обошлось это все бюджету порядка 20 тысяч рублей. Объясняю, из чего сложилась сумма, потому что уже по опыту многие…

Т.С.: Не из вашей зарплаты.

А.А.: Не из моей зарплаты. Приходится за каждую цифру отвечать, поэтому объясню, почему 20 тысяч, а не 200, и не два миллиона. Площадь фонтана, кто учился в школе, тот помнит, -   пR². Диаметр этой чаши фонтана порядка пяти метров. То есть 3,14 умножаем на…

Т.С.: Это вы для нас объясняете или для депутатов?

А.А.: Я для всех. Площадь фонтана порядка 20 метров. Норматив высадки цветов – порядка 25 единиц на один кв. м. Это порядка 500 цветов. Стоимость самого дорогого цветочка – 40 рублей.  За 20 тысяч рублей мы получили цветущую клумбу, а могли бы, конечно, сэкономить, но получили клумбу в центре города. Вопрос простой: что лучше, что хуже? На мой взгляд, мы поступили рационально.

Т.С.: Остается только рукоплескать изобретательности вашего ведомства. Хотя фонтан, наверно, это лучше.

А.А.: Конечно. Никто не говорит, что это не надо делать, но в той ситуации, когда фонтан не работает, мы приняли вот такое решение. При этом мы не снимаем с себя ответственности и не говорим, что, единожды создав клумбу, мы теперь ничего не будем делать.

Т.С.: Ну, знаете, если вы клумбы создаете красивые за 20 тысяч рублей штука, то, наверно, было бы неплохо этот опыт распространить на всю оставшуюся территорию города. Можно за такие деньги делать клумбы?

А.А.: Мы и делаем, в общем-то. У нас расценки-то на цветы, не важно, где садить, – на площади Советов либо в другом месте. Цветок от этого ни дороже, ни дешевле не становится.

Т.С.: 40 рублей, подтверждаю, да. На даче высаживал. Столько стоит.

Д.Щ.: Читатели спрашивают, почему возле торгово-развлекательных комплексов  и центров нет газонов, только одни стоянки, и нет никакого вертикального озеленения – никаких претензий на озеленение.

А.А.: Это вопрос больше не ко мне, а к правообладателям тех земельных участков, владельцам тех ТК. Был бы я владельцем торгового комплекса,  я бы, наверно, сделал озеленение, потому что  стильно, престижно, с конечном итоге – привлечет покупателей. Укажем свой взгляд.

Д.Щ.: Ну к вам по этому поводу не приходят, не консультируются?

А.А.: Нет.

Т.С.: А вот смотрите, очень много вопросов, если не большинство, связаны с запросом граждан в адрес власти по среде, по комфорту, по экологии. И совершенно очевидно, что этот запрос будет только усиливаться. Отсюда недовольство вырубленным 41-м кварталом и многими другими участками. Готова ли сегодня сургутская власть, к которой я присоединяю и депутатский корпус, безусловно, к тому, чтобы вообще пересмотреть градостроительные нормы, экологические нормы и сформировать, озвучить какие-то четкие и внятные принципы к средовой политике, которые бы не позволяли частным предпринимателям вырубать полностью зелень, которая им досталась на участке, строить с учетом современных, совершенно очевидных экологических норм, вкладывать какую-то часть денег от своих инвестиций в озеленение территории своих объектов, ну и так далее? Как вы думаете, возможно ли в нынешних условиях повальной оптимизации все и вся, чтобы все-таки сургутская власть немножко посмотрела вперед, потому что экологическая ситуация все равно неважная – можно было бы большего достичь в плане и озеленения города, и отношения к существующим зеленым насаждениям? Пока же мы видим достаточно прохладное отношение к данной проблеме. Есть только ваше ведомство, ваш комитет, вы чего-то делаете, но в каждом вашем ответе, через раз, звучит: к сожалению, это по линии ДАИГ, здесь дума вот такое вот приняла решение, к сожалению, мы не можем здесь вот это пробить. Получается, вы как профильный комитет, ведомство в системе городской власти, не можете осуществлять собственно экологическую политику. Можно это изменить?

А.А.: Я отвечу, но не на все вопросы. Что касаемо обустройства зеленых зон при комплексной застройке территорий: абсолютно вы правы, я думаю, что это сделать можно, более того – оформить это в виде некоего инвестиционного обременения при подготовке и реализации сформированных земельных участков. На мой взгляд, это сделать можно. Для этого надо иметь желание и определенные установки. Что касается взаимодействия с депутатским корпусом: я думаю, что все в принципе понимают и хотят этого достичь. Это то, о чем мы говорили. Другой вопрос, что взгляды у нас разные. Цель-то у всех практически одна, все декларируют одну цель – сделать жизнь жителей в нашем городе максимально комфортной. Другой вопрос – какими путями к этому идти.  Я думаю, что при наличии желания и воли, безусловно, можно и с депутатским корпусом (там достаточно много профессиональных людей, которые понимают, в том числе и в этой сфере) можно разговаривать, можно работать, безусловно, можно чего-то добиться. Что касается норм проектирования: еще раз повторюсь, что это не моя сфера, поэтому прокомментировать не могу.

Т.С.: Но вы активно ведете себя в стенах администрации, в стенах власти? Вы там, где даже это не ваша прямая компетенция, можете высказывать свою току зрения? Настоятельно?

А.А.: Свою точку зрения я высказываю на обсуждении вопросов. Когда решение уже принято (я же человек системный), я играю в рамках принятого решения, в рамках уже определенной стратегии. На стадии обсуждения и принятия вопросов, конечно, я высказываю свое мнение и свое видение. В общем-то, мне это позволяют сделать, меня выслушивают, но…

Т.С.: Ну вы все-таки добиваетесь принятия своей позиции? Чаще вам удается это сделать или вы остаетесь в меньшинстве?

А.А.: Ну я не вел учет удач и неудач. Ну, наверно, 50 на 50, можно так сказать. Я же, будучи экологом, должен быть вообще против застройки – везде должны быть парки и скверы и никакого строительства…

Т.С.: Ну это абсурдная позиция.

А.А.: …нельзя срубить ни одного дерева. Но мы же с вами понимаем, что есть соображения рациональности. Я могу настоять, к примеру, что этот кедр красивый, давайте проложить сеть по-другому. В результате эта сеть будет стоить не миллион, а три миллиона из-за того, что Анохин такой весь зеленый и говорит, что кедр надо посреди улицы оставить и они должны его обойти.

Д.Щ.: Насколько вы контактируете с окружным департаментом по экологии, в рамках чего? Вот у нас сургутянин Сергей Полукеев стал куратором, в том числе и по экологии, в Югре. Получит ли ваш комитет не то чтобы преференции, но, может быть, вам будут больше давать из округа чего-нибудь?

А.А.: Знаете, все надеются, что с приходом Полукеева в окружную власть городу Сургуту буду давать больше. С чем связаны эти надежды? Во-первых, Полукеев пришел во власть не сверху, а, что называется, снизу, с земли – все проблемы ему известны изнутри (это работа, в том числе, и в комитете по экологии, и лесопаркового хозяйства, в департаменте имущественных и земельных отношений), поэтому, будучи окружным чиновником, я думаю, не только нам, но и другим сотрудникам муниципалитетов будет проще и легче работать, потому что не надо будет тратить дополнительное время, силы, средства на объяснения неких очередных проблем. На сегодняшний день, к сожалению, масса времени у нас уходит на переписку, некие согласования, хотя нельзя сказать, что у  нас существует некий  антагонизм с окружным департаментом по экологии. Но, учитывая, что мы на земле, проблема к нам ближе, у нас иная скорость принятие решений, потому что мы видим, что это надо сделать сегодня, сейчас,  потому что завтра может быть уже поздно. В округе несколько иные скорости принятия решений, поэтому, я думаю, приход Полукеева, безусловно, позитивно отразится, в том числе и на муниципалитетах, не только Сургута. Что касается взаимодействия с окружным департаментом экологии, мы активно взаимодействуем в рамках окружных программ, у нас был построен ряд объектов, один из них – набережная в городе Сургуте, первая очередь – от грузового речпорта до пассажирского причала – была целиком построена за счет средств из бюджета округа, за что им отдельное спасибо. Стоимость объекта – 125 миллионов. Вторая очередь – от пассажирского причала, то территории Рыбокомбината – на сегодняшний день закончено строительство. Округ так же финансово поучаствовал в виде субсидии в части компенсирования части пенсионных затрат – порядка 147 миллионов округ выделил на строительство этого объекта.

Т.С.: У меня родился вопрос. Вы сказали набережная. То, что происходит сейчас с поймой Бардаковки – это еще не экологическая катастрофа или мы ее уже потеряли?

А.А.: Поподробнее давайте на это остановимся.

Т.С.: Поподробнее? Мы видим, как интенсивно застраивается пойменная часть Бардаковки, отсыпается под заправки, под базы. Не по внешней, объездной стороне дороги, а по внутренней. То есть между городом и объездной дорогой. Вред наносится Бардаковке или нет?

А.А.: Вы же понимаете, что любое строительство предполагает изначально проект. Данный проект проходит ряд экспертиз, в том числе государственную экологическую экспертизу. Я думаю, что у любого застройщика есть положительное заключение государственной экологической экспертизы, в противном случае, он бы не мог реализовывать свой проект.

Т.С.: Мне все-таки кажется, что немножко формальный у вас ответ, потому что когда высыпают миллионы кубов песка прямо в реку, то, наверно, они там проложили какую-то трубу или еще что-то. Но мы все-таки говорим о том, что это конкретная протока Оби, как самостоятельная река у нас считается Бардаковка, которая могла бы быть, помимо того, что она сама по себе – самостоятельная экосистема, и потенциальным местом отдыха горожан. Та застройка, которая сейчас идет, уже как минимум вторую позицию не позволяет осуществить. Трудно сделать пляжи, запруды какие-то, где бы могли отдыхать люди летом, да и зимой. То есть пока вы не видите какой-то угрозы экологической?

А.А.: Нет, пока никакой экологической угрозы я не вижу, более того, те застройщики, которые пытаются там что-то отсыпать, мы с ними в рамках согласования проектов, часть из них выполняют работы именно по дноуглублениею этой самой Бардаковки для того, чтобы она не превратилась в болото и чтобы не нарушить ее проточность в связи с освоением прилегающих земельных участков. Она за свой счет выполняют дноуглубительные работы.

Т.С.: То есть это контролируется?

А.А.: Да, это контролируется.

Д.Щ.: А будут ли высажены деревья в новом сквере, на месте бывшего рынка «Строитель»?

А.А.: На месте бывшего рынка «Строитель» деревья высадили в этом году сотрудники департамента имущественных и земельных отношений. Да, мы планируем в дальнейшем благоустроить этот сквер. Пользуясь моментом, хотел бы сказать большое спасибо представителям Запсибкомбанка, которые установили в данном сквере детскую площадку и приобрели ее за счет собственных средств, сделали такой подарок городу. Вокруг этого сквера до сих пор много споров и неоднозначных мнений. На мой взгляд, шаг, который Запсибкомбанк сделал, приобретя детский игровой комплекс, как раз говорит о том, что эта идея востребована, что она востребована. Это правильное решение.

Т.С.: Это очевидно, тут даже обсуждать нечего, безусловно. В любом случае территория для города сохранена, она обустроена. По большому счету, даже если ее завтра использовать, она готова. И никакого конфликта интересов не создастся. Хотя там сквер просто вписался…

А.А.: Вообще идеально, шикарно.

Д.Щ.: Один из наших блогеров пишет на счет того, что кто-то обдирает в городе березы. Даже были предположения, что кто-то торгует березовым соком. Второе предположение – поделки из бересты. Ваше отношение к этому? Как-то будете отслеживать, бороться с этим?

А.А.: Безусловно, это варварство. Сдирать кору с живого дерева, может быть, это не совсем уместная аналогия, но это как кожу начните сдирать, но дерево только не плачет и не кричит. Бороться – постараемся. Хотя у нас ресурсы, безусловно, ограничены – четыре сотрудника экологической безопасности, естественно, у каждой березы не встанут. Хотел бы, пользуясь случаем, обратиться к жителям нашего города: при обнаружении таких фактов фиксировать их, потому что, как правило, у всех сейчас хорошие мобильные телефоны с видеофиксацией, звонить в полицию, в комитет по природопользованию. Мы постараемся оперативно отреагировать.

Т.С.: Березы страдают от этого?

А.А.: Конечно, страдают. Ответственность, к сожалению, предусмотрена только за повреждение деревьев до степени прекращения роста. Ободрав кору, конечно, береза страдает, но расти при этом не прекращает. Поэтому привлечь, даже если мы поймаем, гипотетически можно, но…

Т.С.: То есть только воспитательные меры?

А.А.: Безусловно, воспитательные.

Т.С.: Публичное порицание, работа СМИ.

Д.Щ.: А по поводу малых архитектурных форм в парках? Спрашивают следующее: недавно в парке «За Саймой» видел стаю мишек, будет ли приплод? Если не секрет, кто скульптор, и читатель выразил вам уважение, если это все дело вашего комитета.

А.А.: Скульптор – сотрудник муниципального бюджетного учреждения «Управление лесопаркового хозяйства и экологической безопасности» Мекеров Виктор Иванович. Автор небезызвестного лося с метлой, который стоит возле департамента городского хозяйства. Да, там семья – мишки, мама. Что будет – пока это творческий секрет, но продолжение следует.

Т.С.: Это правда, что ваша инициатива в детском парке Энергетик – установить вот эти фигурки зверей – много лет назад была?

А.А.: Нет, это была не моя инициатива, я тогда еще не работал.

Т.С.: Не ваша?

А.А.: Нет, не буду чужие лавры на себя брать. Это была не моя инициатива.

Т.С.: А вообще скульптуры и малые архитектурные формы в Сургуте как будут появляться, развиваться? Чтобы это город украшало, с одной стороны, а с другой – не превращалось в китч и безвкусицу.

А.А.: Опять же, китч и безвкусица, вы же понимаете, что, сколько людей, столько и мнений. Нас много критиковали, в том числе и за этого лося. Видимо, будут критиковать и за мишек. Но я думаю, что мишки в парке уместны. Я думаю, что в парках и скверах мы, безусловно, будем продолжать эту работу, потому что они оживляют ландшафт и среду парковую, они достаточно понятные для восприятия фигуры, тематические, я бы даже сказал, что семейные, потому что последняя скульптура, о которой идет речь, там фигура медведицы, которая штопает носочки, и рядом веселятся медвежата. На мой взгляд, очень позитивные скульптуры. Будем продолжать дальше эту работу.

Д.Щ.: Это хорошо, я думаю, что мы будем поддерживать подобное начинание. Вопрос относительно свалок: прокомментируйте ситуацию с проведением работ по уборке мусора и ликвидации несанкционированных свалок.

А.А.: Несанкционированные свалки – одна из самых больших проблем любого города, не только Сургута. Это связано с несколькими причинами. Во-первых, к сожалению, либерализация законодательства, в том числе законодательства в части контроля над субъектами малого предпринимательства, среднего бизнеса и законодательства в части декларирования хозяйственной деятельности. Если раньше любой хозяйствующий субъект, вне зависимости от формы собственности, был обязан предоставлять информацию и разрабатывать проекты нормативов образования отходов, а потом по истечении года предоставлять информацию, каким образом и где данные отходы утилизированы (это было обязательным), то на сегодняшний день изменения в законодательстве таковы, что это является необязательным и носит заявительный характер, то есть могу рассказать, а могу не рассказать, и никакой ответственности за это не будет. Поэтому этим пользуются недобросовестные предприниматели, которые вместо того чтобы образующиеся отходы в установленном порядке вывозить на полигон и утилизировать их, вывозят их либо на остров Заячий, либо в леса, либо в пойму Оби. А мы в дальнейшем за счет бюджетных средств пытаемся это исправить.

Т.С.: А что, разве не возникает уголовной ответственности?

А.А.: Конечно, возникает. Периодически сотрудники дежурят, пытаются выявлять, но, вы же понимаете, заставить сотрудников дежурить день и ночь нельзя. Безусловно, выявляем, привлекаем в административной ответственности, направляем информацию в природоохранную прокуратуру и в Росприроднадзор.

Т.С.: А есть конкретные случаи, когда вот такие преступники, безусловно, это преступники, потому что они нарушают экологию нашу, пойманы, изобличены, наказаны?

А.А.: Вы знаете, это мелкие случаи, на которых мы даже не будем останавливаться. А вот именно, чтобы поймать кого, кто вывез с десяток машин со строительным мусором, к сожалению, не удается. Хотя очень хочется.

Т.С.: Но мне кажется, что как раз со строительным мусором легко поймать, если сотрудничать с полицией нашей.

А.А.: Не всегда. Есть масса проблем, в том числе организационных – ограниченное количество людей, у которых не только задача сидеть и ловить.

Т.С.: Будет когда-нибудь в Сургуте решена проблема утилизации стеклотары, макулатуры, пластика и экологических, ну и бытовых отходов? Может быть, даже сортировка мусора однажды начнется?

А.А.: На сегодняшний день в округе разработана (начнем от общего к частному) концепция и целевая программа по безопасному обращению с отходами до 2020 года. В рамках этой концепции предусмотрено на территории муниципалитетов развитие, в том числе, селективного (раздельного) сбора, переработки и утилизации. У нас тоже такие планы есть. Но мы с вами должны понимать, что, безусловно, в этом вопросе всем движет экономика. Если бы это было выгодно… Ведь в те сферы, где выгодно, бизнес привлекать не надо, он эти ниши и сам займет без господдержки и каких-то преференций. Если выгодно заниматься черным и цветным металлом, то пункты открываются как грибы. Если выгодно торговать медикаментами, то сто метров не пройдешь…

Т.С.: Сортировка – это действительно дорого. Даже в Германии посчитали, что это лишено экономического смысла. А вот сбор хотя бы и утилизация макулатуры ведь могут быть налажены?

А.А.: Мы сейчас на нашем муниципальном полигоне планируем приобретение пресса, попытаемся у себя на полигоне отсортировывать макулатуру, прессовать и куда-то отправлять ее на переработку. В этой связи я вижу свою задачу даже не в том, чтобы заработать на этом, потому что здесь по экономической составляющей надо сработать хотя бы в ноль, я вижу стратегическую задачу в том, чтобы уменьшит объем отходов, размещаемых на нашем полигоне, и тем самым продлить срок его эксплуатации и в конечном итоге сэкономить бюджетные деньги на его обустройство.

Т.С.: Мы с вашим коллегой Владимиром Базаровым разговаривали на тему полигона. Он сказал, что это не его ведомство. Но теперь, это же ваша компетенция, мы задаем вопрос: сургутский мусорный полигон – это ведь действительно абсолютное экологическое бедствие? То есть там все очень плохо, и с точки зрения его эксплуатации, и с точки зрения нарушения сем мыслимых норм по содержанию этого полигона.

А.А.: Это вопрос или утверждение, Тарас?

Т.С.: Я аккумулирую много услышанного от каких-то специалистов и переадресую вам. Какая перспектива у этого полигона?

А.А.: Давайте начнем с перспектив. Перспективы этого полигона в этом году: я думаю, что мы приступим к строительству второй очереди, что позволит решить проблему утилизации отходов, образующихся на территории Сургута еще на несколько лет. Что касается экологического бедствия: с сентября 2011 года полигон перешел под юрисдикцию муниципалитета, было назначено муниципальное учреждение для эксплуатации полигона, и нас сразу стали проверять все мыслимые и немыслимые надзорные органы. На сегодняшний день полигон не закрыт, но есть определенные нарушения, но они нам достались в наследство, что называется. Мы над этим работаем. Экологической катастрофой я бы это не назвал. Поскольку сейчас эксплуатация проводится силами муниципального предприятия, нас проще проверить, мы открыты для проверок, нежели какой-то частный бизнес. Прежде чем проверить частных бизнесменов, есть 294 ФЗ, по которому это можно сделать раз в три года по согласованию с прокуратурой. А муниципальное предприятие можно зайти и проверить в любой момент. Предмет проверки может быть любой, в том числе и решение экологических вопросов, что, собственно, и происходит. При этом я, пользуясь случаем, и вас приглашаю посетить, посмотреть, как это происходит. Мы открыты. Потому что я знаю, что действительно вокруг этого объекта масса легенд и мифов.

Т.С.: Ну вот один миф, что там вырабатываются какие-то газы страшные, что все это плохо очень выводится в атмосферу, что вот эта вся гигантская масса спрессованного мусора может однажды…

А.А.: Взлететь?

Т.С.: …ну, она не взлетит, она приподнимется на несколько метров, два-три. Когда это упадет на землю, это создаст какую-то колоссальную волну, чуть не как водородная бомба, и повалит все сосны, деревья, а рядом аэропорт. Голливуд отдыхает. Есть в таких вот рассказах (я это слышал от одного из альтернативных операторов мусорного бизнеса) хоть какая-то доля правды?

А.А.: Пусть Голливуд как отдыхал, так и отдыхает. Муниципальный полигон не станет сюжетом для снятия апокалипсиса.

Т.С.: То есть это просто сказка.

А.А.: Да. Безусловно, после пяти лет после начала складирования образуется газ метан, который образуется при разложении органических отходов. Он периодически выходит вследствие того, что предыдущие организации эксплуатировали полигон ненадлежащим образом. Полигон по технологии – это слоеный пирог, слой мусора, слой песка и т. д. Слой песка как раз и нужен для того, чтобы предотвратить выход этих биогазов и его воспламенение. Не поднимется это на два метра, да и вообще не поднимается, я вас уверяю. Не будет никакого взрыва, все будет нормально. Более того, нами разработан проект рекультивации первой очереди полигона, и сам полигон построен в соответствии с проектом, который прошел экологическую экспертизу. И, приступая в этом году к продолжению строительства, нас округ поставил одним из условий софинансирования работ по строительству – прохождение повторной экологической экспертизы, потому что срок предыдущей – три года. Мы вновь подали документы. Поверьте, процедура очень непростая. Вы как человек, занимавшийся строительством собственного здания, вы знаете, что это очень даже непросто. Все проверили, сказали, что выдали положительное заключение.

Т.С.: А строительство мусоросжигательного завода тут не является решением проблемы утилизации отходов?

А.А.: Вы упомянули про немцев, мы тоже встречались – в Ханты-Мансийске была конференция по вопросам утилизации отходов – с нашими коллегами из Берлинского технического университета. В беседе они позиционировали свои технологии по утилизации мусора, потому что они планируют их продавать. Различные виды технологий, начиная от мусоросжигания и кончая сортировкой мусора. Потом, когда потухли камеры, у нас состоялась приватная беседа, и мы спросили: коллеги, вы сами-то как думаете, всем же движет экономика, насколько рационально в наших условиях развивать сортировку? На что немецкие коллеги мне сказали, при ваших территориях экономически целесообразно просто захоронение, другое дело, что надо его делать с максимальным соблюдением всех экологических норм, то есть надо готовить соответствующее основание, делать гидроизолирующий материал. Альтернативы складированию, немцы сами сказали, у вас нет. Было бы у вас мало территории, тогда действительно надо было бы то-то делать. Ну и некий политический аспект сюда вносится. Смотрите, все мы сидим на трубе, чего греха таить. В одной – нефть, в другой – газ. Использование биогаза – это смешно, никто нам не даст присоединиться в трубу, для того чтобы этот газ продавать. А построить какие-то сети на полигоне для использования в собственных целях…

Т.С.: Биогаз – это тот, который образуется?

А.А.: Да, это метан, который образуется.

Т.С.: А что он там все-таки образуется в каких-то маленьких промышленных масштабах?

А.А.: Ну, не в промышленных масштабах. Он образуется, но в небольших количествах. Его можно оптимизировать, можно этим заморочиться. Но это во что упрется – тогда тариф за прием мусора от населения будет, к примеру, не 60 рублей, а гораздо больше. Вот во что все это выльется. Да, за рубежом есть европейский опыт, те организации, которые осуществляют эксплуатацию полигонов, государство им датирует так называемые зеленые технологии. Понятно, что биогаз они куда-то собирают, продают для каких-то населенных пунктов небольших, которые находятся вблизи. Очевидно, что экономии нет. Но государство идет на то, чтобы датировать это, понимая, что нефть и газ – это ресурс невозобновимый. То есть некое такое экологически направленное мышление. Чтобы и бизнес развивался в этом направлении, в том числе путем дотаций. Нам до этого далеко.

Т.С.: У нас пока это не актуально это.

А.А.: Да, не актуально.

Д.Щ.: А шведы у соседей покупают мусор, потому что у них не хватает на собственные заводы, которые мусор перерабатывают.

Т.С.: Может, мы экспортировать мусор будем вместо нефти?

А.А.: Возможно. Вопрос в доставке.

Д.Щ.: Осталось буквально чуть-чуть. Через сколько лет планируется капитальные ремонт освещения в парке «Кедровый Лог»?

А.А.: Вопрос от друзей.

Т.С.: Поддавки пошли?

А.А.: Нет, не поддавки, это «друзья». Во-первых, чтобы сказать, через сколько понадобится ремонт, надо сказать несколько слов, почему вообще возникла необходимость проведения ремонта. Потому что не так давно были проложены кабельные сети в парке «Кедровый Лог» и, собственно, вдруг возникла проблема с необходимостью их замены.

Т.С.: Почему?

А.А.: Сейчас я вам расскажу. Опять же мы решаем те вопросы, которые нам достаются в наследство. Вскрыв кабель, мы обнаружили, (ход ремонтных работ контролировала контрольно-счетная палата с привлечением экспертов торгово-промышленной палаты), что действительно кабель оплавился (дали заключение), и одной из причин могло быть присоединение несанкционированного потребителя. Сейчас установить, какого, уже достаточно проблематично.

Т.С.: Почему?

А.А.: Ну вот, проблематично. Потому что своевременно не установили.

Т.С.: Так он уже исчез?

А.А.: Конечно. И в связи с тем, что кабель был проложен непроектный и не на проектную глубину. Это один момент. И второй момент: нуждались в замене светильники вследствие вандализма наших граждан, которые считают своим долгом из пневматики расстрелять, кто из травматики.

Т.С.: Мне кажется, их колотят, потому что он на расстоянии вытянутой руки. Вот пример вам – парк «Энергетик» детский. Всегда стояли высокие нормальные городские фонари, и никому в голову не приходило их разрушать, поставили низенькие – все, фонарей нет. То есть мы выбираем: один, но светло, или много, но ничего не светит. Правильно?

А.А.: Ну, это уже соображения эстетики…

Т.С.: И, в общем, оплавился кабель…

А.А.: Да, и все подтвердили, что работы были проведены правомерно. Это была инициатива депутата Игоря Петровича Бруслиновского, который от имени жителей пятого микрорайона сказал, что надо выполнить работы по ремонту сетей освещения для того, чтобы просто можно было пройти по парку «Кедровый Лог», чтобы в темное время суток это было безопасно. На сегодняшний момент, сертификат качества на кабель говорит о том, что гарантия на него 30 лет. Ну а светильники будем менять в рабочем порядке.

Т.С.: То есть свет будет?

А.А.: Да, свет будет.

Т.С.: А те подрядчики, которые допустили этот брак, они привлечены к ответственности?

А.А.: Срок исковой давности уже прошел, там всего пять лет гарантийных обязательств по строительным работам.

Т.С.: А если попытаться доказать умышленное?

А.А.: Тарас Владимирович, можно, конечно, уйти в судебные тяжбы и больше ничем не заниматься. Но как показывает опыт, не всегда это заканчивается результативно. А отнимает много времени.

Т.С.: Ясно. К сожалению, ясно, что никого не накажут.

А.А.: Что касается кабеля, 30 лет пролежит.

Т.С.: Ну, запомним, зафиксируем. Через 30 лет посмотрим.

А.А.: Если, опять же, не произойдет чего-то так же или кто-то специально не перерубит. Потому что доходит до того, что опоры выносят, реально откручивают опоры. Я попытался поднять, хотя бы от земли оторвать, но у меня не получилось. Это насколько надо быть…

Т.С.: Вы специалист интеллектуального труда, а рабочие руки и не такое могут.

Д.Щ.: Будет ли еще вырубаться лес за «Снежинкой»?

А.А.: Речь идет, видимо, о лыжной трассе.

Д.Щ.: Вероятно.

А.А.: Лес вырубаться будет. Сейчас мы корректируем прохождение лыжной трассы для того, чтобы минимизировать потери лесных насаждений. Планировалось строить в прошлом году лыжную трассу, но в связи с тем, что не состоялся аукцион и были проблемы у власти с размещением муниципального заказа, не приступили к работам. Но лес, конечно, вырубаться будет. Просто к тому времени мы постараемся минимизировать потери.

Д.Щ.: Говорят, что в наших школах нет деревьев. Например, школа № 32, где дети бегают вдоль дорого и дышат газами и пылью. Будут ли какие-то посадки?

А.А.: Вы не поверите, когда я был в школе, я таким вопросом не задавался. Мы просто брали лопаты и сажали. Когда живу в доме, тоже не задаю вопрос к управляющим компаниям, когда вы мне посадите на придомовой территории деревья. В лес сгонял, накопал рябин, с соседом вышли, детей взяли… Правда, работали только двое, остальные стояли на балконе, покуривали и говорили, какие вы молодцы, ребята. Но тем не менее.

Т.С.: Но сейчас, во-первых, нашим законодательством запрещено использовать труд детей, поэтому школьники больше деревья не сажают. Трудотерапию они такую не проходят. А во-вторых, как вы думаете, иждивенческие настроения в обществе, они усиливаются?

А.А.: К сожалению, усиливаются.

Т.С.: Вам в этом плане, конечно же, труднее общаться с гражданами. Можно как-то эту нездоровую тенденцию сломать, или мы заложники, скажем так, общего тренда, который существует в стране?

А.А.: Я, конечно, не пессимист, я – реалист, но я считаю, что мы заложники общего тренда. Вы только что сказали, что федеральное законодательство запрещает нам детей привлекать к труду, то есть если дать ребенку лопату и заставить его посадить дерево, мы можем нарваться на неприятности.

Т.С.: Поэтому он будет лучше отрывать у берез кору. Поэтому как бы это ни было грустно, на мой взгляд, в ближайшем обозримом будущем эти тенденции будут усиливаться.

Д.Щ.: Последний вопрос. Когда уберут новогоднюю елку у городской администрации?

А.А.: Елку? Возле городской администрации? Завтра же спрошу у коллег, которые отвечают за художественное оформление города.

Т.С.: Пусть это будет предпоследний вопрос. Елка возле городской администрации и вообще елки. Не кажется вам, что их надо ставить гораздо раньше, а не во второй половине декабря и убирать, конечно же, тоже раньше? Это же не очень трудно сделать? То есть по трудозатратам и по денежным затратам – это одно и то же, но чуть порасторопнее могут быть городские власти в этом смешном вопросе?

А.А.: Абсолютно с вами согласен. Мне как жителю, если абстрагироваться, что я чиновник, по большому счету все равно, ребята. 93-й у вас там закон, 94-й, я хочу, чтобы праздник наступил раньше, чтобы елку убрали вовремя, а не первого мая, как в анекдоте. Но, к сожалению, мы живем и работаем в то время и в том законодательном поле, в котором работает. Есть 94-й закон, и никуда его не обойти. Я не пытаюсь их сейчас как-то защищать, коллег.

Т.С.: Речь идет всего-то о каком-то дополнительном месяце. Поставить в конце ноября, как это делает весь цивилизованный мир, и пусть люди радуются и живут в предвкушении любимого праздника.

А.А.: Согласен.

Т.С.: На месяц. Всего на месяц раньше подать документы на муниципальный заказ, на месяц раньше провести всю работу.

А.А.: Абсолютно согласен, абсолютно.

Т.С.: То есть можно надеяться в этом году?

А.А.: Надеяться надо не на меня, в части елок, а есть такой отдел художественного оформления города, это их компетенция.

Т.С.: Значит, за елки не вы отвечаете.

А.А.: Они снежные городки размещают и муниципальный заказ согласовывают.

Т.С.: Парк на пересечении Островского и Мира в этом году начнет как-то воплощаться?

А.А.: Начнет. Мы уже разместили муниципальный заказ – как выговорите, начали максимально рано, выйдя с новогодних каникул, потому что знаем, что процедура достаточно растянутая, – чтобы до начала сезона строительных работ уже иметь какую-то проектную документацию, чтобы потом посмотреть. Как только у нас появится проектная документация, возможно, мы ее выложим на сайт, чтобы все могли посмотреть и какие-то свои предложения внести.

Т.С.: Вы не будете делать максимально открытым этот конкурс, чтобы в нем могли участвовать иногородние архитекторы?

А.А.: Он максимально открытый, вы же понимаете.

Т.С.: Я сейчас первый раз об этом слышу от вас. И все-таки я должен быть неким специалистом, чтобы поискать это в интернете. Может быть, сделать из этого городскую акцию, когда власть призывает участников потенциальных к этому конкурсу, либо соревнование разных архитектурных студий, подходов?

А.А.: Это информация в принципе открытая. Любая потенциальная организация или проектировщик, проектное бюро, которое хочет выступить подрядчиком данного вида работ, они знают, куда надо зайти, на какую электронную страницу. Это сайт муниципального заказа администрации, там все, что приобретается за бюджетные деньги, все размещено в открытом доступе. И любой желающий на территории нашей страны может заявиться и поучаствовать в конкурсе.

Т.С.: В это году будет только проект? Или он будет только размещен?

А.А.: В этом году будет проект, и мы в этом же году планируем приступить к реализации этого проекта.

Т.С.: Уже в этом году?

А.А.: Да, конечно.

Т.С.: То есть парк будет создан уже в этом году.

А.А.: Не могу сказать, будет ли он создан в этом году, но, по крайне мере, мы приступим к реализации этого проекта.

Т.С.: Вот это был, наверно, последний вопрос.

А.А.: Можно еще, сколько хотите.

Т.С.: Да нет, мы что-то… Пока это у нас рекорд?

Д.Щ.: Рекорд у нас с Сафиоллиным был, но тут полтора часа – это тоже нормальное рабочее время для онлайн-конференции. Мы заканчиваем, у нас в гостях был председатель комитета по природопользованию и экологии города Сургута Андрей Семенович Анохин.

А.А.: Дмитрий, уже не комитета, уже управления.

Т.С.: Это выше?

А.А.: Это ниже.

Т.С.: Ниже? Почему?

А.А.: У нас в силу того, что есть решение думы о том, какая структурная единица какой штатности должна соответствовать. Наша штатная численность на сегодняшний день соответствует управлению. На комитет мы не тянем.

Т.С.: Полномочия при этом ваши тоже урезаются?

А.А.: Полномочия наши не урезаются, они даже увеличиваются.

Т.С.: А, это оптимизация такая, по-российски.

Д.Щ.: Ну что ж, спасибо за беседу.

 

Дмитрий Щеглов, Тарас Самборский

​Виктор Логинов: «Простите, что я не про Гену Букина…» - ИА СИА-ПрессАктер и телеведущий Виктор Логинов побывал в Сургуте со спектаклем «Возвращение любви или 8 марта мимолетом».
06.02.2014 ИА СИА-Пресс
15 февраля в России отмечается День памяти воинов-интернационалистов, исполнявших свой служебный долг за пределами Отечества.
06.02.2014 Администрация г. Нягани
«Пустите меня на фигурное катание! Тройной тулуп не сделаю, но зрители точно будут кататься со смеху» - ИА СИА-ПрессДо сочинской Олимпиады-2014 осталось всего ничего. Эстафета Олимпийского огня пересекла всю страну, побывав даже в открытом космосе и на дне Байкала.
06.02.2014 ИА СИА-Пресс
sevastianova - ТРК СургутинтерновостиПрезентация книги сургутской журналистки состоится в Центральной городской библиотеке им.
05.02.2014 ТРК Сургутинтерновости
"Дневник туриста". Онлайн-конференция с генеральным директором компании "Анна Трэвэл" Анной Молодцовой - ИА СИА-ПрессВо вторник, 4 февраля , в рамках нового проекта siapress.ru: "Дневник туриста", состоится онлайн-конференция с генеральным директором туристической компании "Анна Трэвел" Анной Молодцовой.
04.02.2014 ИА СИА-Пресс
​Онлайн-конференция с Викторией Осипенко - ИА СИА-Пресс4 февраля в 14.00 гостем онлайн-конференции siapress.ru станет председатель Калининградской региональной детско-молодежной общественной организации «Юная лидерская армия» Виктория Осипенко .
04.02.2014 ИА СИА-Пресс
Фото: mza.ru     В Центральной городской библиотеке им. А.С. Пушкина 7 февраля в 18:00 сургутский журналист Светлана Севастьянова презентует свой первый поэтический сборник «Время-Карусель».
04.02.2014 СургутИнформТВ
"Дорогие Виктор Васильевич и Валентина Дмитриевна ! Поздравляю вас с замечательным юбилеем – золотой свадьбой!
31.01.2014 Администрация Ханты-Мансийский района
Накануне состоялся прямой эфир с участием начальника отделения по делам несовершеннолетних ОМВД России по г.
28.01.2014 УМВД Ханты-Мансийского АО - Югра
Онлайн-конференция с начальником сургутского отдела Управления федеральной миграционной службы в ХМАО-Югре Ларисой Баяновой - ИА СИА-ПрессГостем онлайн-конференции на siapress.ru 28 января стал начальник сургутского отдела Управления федеральной миграционной службы в ХМАО-Югре Лариса Баянова.
28.01.2014 ИА СИА-Пресс
Единовременную материальную помощь из окружной казны получат участники боевых действий в Афганистане.
23.01.2014 ИД Новости Югры
Единовременную материальную помощь из окружной казны получат участники боевых действий в Афганистане.
23.01.2014 Новости Югры
Визит Татьяны Моховиковой в Югорск - Администрация г.ЮгорскаУполномоченный по правам ребенка в Югре провела личный прием граждан города Югорска 22 января в городе Югорске с рабочим визитом находилась уполномоченный по правам ребенка в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре
23.01.2014 Администрация г.Югорска
22 января в городе Югорске с рабочим визитом находилась уполномоченный по правам ребенка в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре Татьяна Моховикова.
23.01.2014 Ugorsk.Ru
​Сергей Безруков: «Каждый актер должен доказывать свое право быть в этой профессии» - ИА СИА-Пресс18 января в Сургутской филармонии Театр Сергея Безрукова показал спектакль «Пушкин».
22.01.2014 ИА СИА-Пресс
Сургутские старости. Первые годы геологического поиска  в нашем регионе - ИА СИА-ПрессИнформационный портал siapress.ru продолжает свой исторический проект — «Сургутские старости».
22.01.2014 ИА СИА-Пресс
Анастасия Кайдалова: "Сейчас архив находится в приспособленных помещениях, но в скором времени ситуация изменится" - ИА СИА-ПрессОчередным гостем студии siapress.ru стала начальник архивного отдела администрации Сургута Анастасия Кайдалова.
22.01.2014 ИА СИА-Пресс
Даже если условия нашей жизни будут меняться, мы должны знать, в каком направлении развиваться Сургуту. ВИДЕО - ИА СИА-ПрессОчередным гостем студии siapress.ru стал заместитель главы Сургута Алексей Сафиоллин .
17.01.2014 ИА СИА-Пресс
Онлайн-конференция с директором Сургутского центра занятости населения Ириной Мочаловой - ИА СИА-ПрессГостем очередной онлан-конференции на siapress.ru стала директор Сургутского центра занятости населения Ирина Мочалова .
17.01.2014 ИА СИА-Пресс
Картина не должна вызывать сравнение: "Красиво, как на фотографии" - ИА СИА-Пресс25 марта 2014 года сургутскому художнику Виталию Горде исполнилось бы 75 лет.
17.01.2014 ИА СИА-Пресс
Николай Кондаков: «Если вы зашли в «Сургут Сити Молл», значит, мы вас видим» - ИА СИА-ПрессВ течение новогодних каникул 2014 года по всей России прогремели случаи ложного заминирования целого ряда вокзалов, крупных торговых центров и других объектов.
16.01.2014 ИА СИА-Пресс
Татьяна Пономарева: «Жители Австралии знают и видят, на что идет каждый цент их оплаченных налогов» - ИА СИА-ПрессФото: из архива автора В Сургуте очень остро стоит вопрос о миграции талантливой молодежи.
16.01.2014 ИА СИА-Пресс
Почему у Грузии получилось и как сделать, чтобы получилось у России? - ИА СИА-ПрессОчередной выпуск проекта «Особое мнение» с сургутским предпринимателем Владимиром Самборским выйдет в четверг, 16 января.
16.01.2014 ИА СИА-Пресс
ПРЕССА БЕЗ ЧИТАТЕЛЯ – ЧЕМОДАН БЕЗ РУЧКИ - 2Goroda.RuСеверный вариант В послепраздничной чехарде нередко остаются незамеченными праздники меньшего масштаба, чем Новый год и Рождество.
15.01.2014 2Goroda.Ru
Смотреть: О сургутском клубе решивших овладеть стрессовыми ситуациями До чего доводит хронический стресс и где он прячется?
14.01.2014 ИА СИА-Пресс
От всей души поздравляю вас с профессиональным праздником!   Прокуратура является одним из гарантов законности и правопорядка в обществе.
13.01.2014 Администрация Березовского района
​Денис Косяков: «Депардье стал у меня просто Жорой» - ИА СИА-ПрессВ Москве полным ходом идут съемки третьего сезона ситкома «Зайцев + 1». На этот раз телеканал ТНТ приготовил своим зрителям большой сюрприз: в новых сериях «Зайцев+1» выяснится, что шизофрения у Зайцевых наследственная,
01.01.2014 ИА СИА-Пресс
Смотреть: О причинах ухода из администрации и перехода в Сибпромстрой О зарплате заместителя главы города О подготовке преемника Почему именно Сибпромстрой?
31.12.2013 ИА СИА-Пресс
В ПРЕДНОВОГОДНИЙ ПРЯМОЙ ЭФИР В АДРЕС ГЛАВЫ ОТ ЖИТЕЛЕЙ ГОРОДА ПОСТУПИЛО БОЛЕЕ ДВАДЦАТИ ВОПРОСОВ - Администрация г. Покачи26.12.2013 Глава города Раян Халиуллин 25 декабря отвечал на вопросы покачевцев в прямом эфире телерадиокомпании «Ракурс+».
27.12.2013 Администрация г. Покачи
Новогоднее чудо - людям старшего поколения - Единая РоссияПодарки от Местного отделения Партии города Пыть-Ях получат 260 членов Совета ветеранов Дарить подарки порой бывает приятнее, чем получать.
27.12.2013 Единая Россия
Минувшей ночью в Сургуте при пожаре погибли два человека, один из которых несовершеннолетний.
18.04.2014 УМВД Ханты-Мансийского АО - Югра
Постановление Правительства Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 03.10.
18.04.2014 Администрация Октябрьского района
m.kalitva.ru - 1Sov.Ru18 Апр • Новости Югры , Происшествия • 21 Страшная трагедия случилась 17 апреля в Лангепасе – ребенок 2013 года рождения утонул в ванной во время купания.
18.04.2014 1Sov.Ru
За сутках на дорогах Югры пострадали двое взрослых и двое детей. ФОТО - ИА СИА-ПрессВ четверг, 17 апреля, в 17.55 в Пыть-Яхе на ул. Магистральная водитель-мужчина 1979 года рождения, водительский стаж 10 лет, управляя автомобилем «ТОЙОТА», при совершении маневра «поворот направо»,
18.04.2014 ИА СИА-Пресс
Губернатор Югры Наталья Комарова в ходе встречи с белоярскими журналистами  выступила с поддержкой идеи – учреждения окружного знака за отличную учебу.
18.04.2014 РИЦ Югра